Александр Пешков


Александр Пешков

Его всегда можно было безошибочно узнать по стремительной походке-так уж вошло в привычку жить на бегу. И хотя он ушел из земной жизни непростительно рано, свой след в журналистике оставил уверенный и глубокий.

Так вышло, что в 1964 году в Тарской средней школе № 11 в одной параллели оказалось небывалое ранее количество девятых классов-комплектов-семь. Кроме тарчан, в них продолжили обучение выпускники деревенских школ-восьмилеток из Тарского и соседних с ним районов, так что в суматохе никто и не обратил внимания на переехавшего из села Колосовка и зачисленного в девятый-пятый класс Сашу Пешкова. Он и сам старался держаться особняком. Ничто не выдавала в нем начальничьего сына, хотя появление семьи Пешковых в Таре было связано именно с тем, что отца назначили директором хлебозавода. Застенчивый паренек не входил в число спортивных звезд школы, не стала его страстью и музыка, несмотря на то, что среди старшеклассников считалось огромным везеньем выступать в школьном ВИА, которым руководил Юрий Кожухов. Литература тоже не увлекала ,-по свидетельству ветерана педагогического труда Евгении Алексеевны Кабановой, которая преподавала в этом классе не только ее, но и русский язык, Саша одинаково хорошо и ровно успевал по всем предметам. За учебой сына неустанно следила мама-домохозяйка Галина Михайловна, она же была частой гостьей на общешкольных мероприятиях-линейках, конференциях и слетах, в которых Саша хоть и не был заводилой, но всегда участвовал. Одноклассники ценили его за скромность, за то, что не был ябедой, и не обижались, когда после уроков он в одиночку спешил домой-в конце-то концов не все же тяготеют к шумным компаниям.

Он исчез из «одиннадцатой» столь же незаметно, как и появился там. Поступил в вечернюю школу, и в это же самое время начал посылать по почте заметки в редакцию нашей газеты, всякий раз подписывая их псевдонимом «Александр Дубов». Это не ускользнуло от зоркого взгляда тогдашнего редактора «Ленинского пути» Дмитрия Денисовича Беляева. Вскоре у него не осталось сомнений в профпригодности загадочного автора к газетной работе: тексты писем были лаконичны, но при этом богаты свежими фактами, довольно-таки грамотны и в целом неплохо стилизованы. Разумеется, Беляев не был бы Беляевым, если бы упустил возможность взрастить новый журналистский талант, вот только сначала надлежало вычислить некоего Дубова. На ноги была поднята вся редакция вкупе с немалым в ту пору ее внештатным активом рабочих и сельских корреспондентов, а когда неизвестный автор, наконец, объявился, в штат нашей газеты на должность корреспондента был принят Александр Пешков.

Несмотря на «первый блин комом»-новичок не справился с заданием написать репортаж про подготовку сельхозтехники и прицепного инвентаря к началу посевной кампании, за что и подвергся праведному гневу строгого, но справедливого Беляева, в дальнейшем дела у Александра пошли хорошо. На редакционных летучках его все чаще хвалили за качественные зарисовки и очерки, а на заседаниях работавшего в ту пору при газете литобъединения «Таежные зори» он столь же небезуспешно заявил о себе и как поэт.

Мимо молодой звезды, воссиявшей на небосклоне тарской журналистики, не смогли пройти коллеги из Омска. Вскоре он получил приглашение в штат самой престижной областной газеты «Омская правда» и двухкомнатную квартиру впридачу, а поскольку для работы в новой должности требовалось получить высшее образование, поступил в университет города Алма-Аты на заочное отделение факультета журналистики.

В 1979 году Омск стал городом-миллионником, что дало повод для появления в нем нового печатного издания-газеты «Вечерний Омск». Редактором «вечерки» стал бывший заместитель редактора «Омской правды» Михаил Вастьянов, который предложил Пешкову, к этому времени уже успевшему поработать не только в газетах, но и журнале «Крокодил», должность заведующего отделом Советов. Один из тех, кому довелось работать корреспондентом вышеназванного отдела, ныне ветеран омской журналистики Валерий Мельников вспоминает о том периоде времени так: «Александр Васильевич Пешков был самым ярким из омских журналистов. Он считал, и не без оснований, что одними только материалами под рубрикой «О людях хороших» сыт не будешь, поэтому наш отдел сделал ставку на критику недостатков нашей жизни. Пешков стал инициатором создания в нашей газете «Сатирической полосы», где публиковались фельетоны, короткие едкие эпиграммы, фотообвинения и даже памфлеты. Первый редактор «вечерки» Михаил Алексеевич Вастьянов его всячески поддерживал, защищал от нападок, которые нередко сыпались со всех сторон. Раскрыть свой талант фельетониста Александр Пешков мог только в относительно свободной газете, а материалы, написанные в жанре фельетона, в 80-е годы уважали только газеты «Известия» и «Советская Россия», иногда «Труд». Однажды он написал для «Вечернего Омска» фельетон «Бабец на орбите» про строительство особняков за казенный счет, а я-еще один, подобный по тематике, сатирический материал «Зигзаг у дачи». По их фактам журналист Юрий Буров-тогдашний собкор «Советской России» опубликовал на ее страницах уже свой фельетон. Материал настолько заинтриговал редактора центрального издания Михаила Ненашева, что, когда Юрия Бурова перевели собкором в Саратовскую область, Ненашев самолично пригласил на вакантное место Пешкова. Правда, корпункт перенесли из Омска в Курган, поэтому Александру Васильевичу пришлось некоторое время жить на два города, освещая жизнь Омской и Курганской областей».

Карьера Александра Пешкова продолжала стремительно идти в рост. Решался вопрос о переезде в Москву, где спор за право принять его в штат специальным корреспондентом вели «Советская Россия» и «Известия». Однако срочно поехать в столицу Александру Васильевичу пришлось по другому, очень тревожному поводу. Проблема со здоровьем оказалась настолько серьезной, что медицинские светила-москвичи только развели руками.

Он пытался прибегнуть к рецептам народной медицины, разыскал лекаря, к которому специально ездил в Тюмень, но все оказалось тщетно. Проститься с ним в омский Дом Печати пришли десятки коллег-журналистов и сотни читателей. У него осталась единственная дочь Лариса. Она-юрист и сейчас живет с мужем и двумя детьми за пределами России. А в ее семье и в сердцах всех, кто знал талантливого журналиста и прекрасного человека, живет вечная память о нем.

Из воспоминаний о коллеге директора омского книжного издательства «Манифест», члена союза журналистов России Николая Маслова:

-Мне довелось несколько лет проработать под руководством Александра Васильевича Пешкова в отделе Советов редакции газеты «Вечерний Омск». Могу сказать, что это был один из ярких и талантливых журналистов. Он очень много работал-почти без выходных и от других сотрудников требовал большой самоотдачи. Постоянно заставлял меня и других корреспондентов заниматься самообразованием-мы все время покупали справочники и словари, заполняя ими все свободное пространство в нашем кабинете на первом этаже Дома Печати. В одном из номеров газеты под рубрикой «Сатирическим пером» была опубликована моя заметка, в которой шла речь о том, что на Морозовской птицефабрике произошел большой падеж птицы, а директор предприятия Икс не принимает мер к устранению недостатков. Директор попытался «надавить» на меня через редактора газеты Михаила Вастьянова, тот вызвал «на ковер» заведующего отделом Александра Пешкова. Он доказал, что факты, изложенные в моей заметке, подтверждены справкой из омского городского комитета народного контроля и, таким образом сумел защитить меня. Я привожу этот факт для того, чтобы еще раз сказать о профессионализме Александра Васильевича Пешкова. Именно он меня и других сотрудников отдела поиучил тщательно проверять любой негативный факт, добивался от нас стопроцентной надежности той или иной информации. Он любил краткость и ясность в изложении мысли. Я видел как Александр Васильевич тщательно работал над словом, а когда материал был написан и отпечатан на машинке, не стеснялся читать его вслух. Он считал, что так легче обнаружить все огрехи, допущенные автором. Мне иногда говорил: «Не растекайся мыслью по древу. Зачем такое длинное предисловие? Бери быка за рога!»

Поразительно, как у Александра Васильевича хватало времени еще и на общественную работу-он был председателем профкома нашей «вечерки». Это сейчас прилавки наших магазинов круглый год изобилуют цитрусами, а тогда их приходилось «доставать». Пешкову каким-то чудом удавалось снабжать нас лимонами и мандаринами, не отказывал он и тому, кто обращался с просьбой помочь купить дефицитную в ту пору дубленку. Как мог-помогал и словом, и делом.


Автор статьи: Татьяна Бурундукова