Михаил Белозёров

Михаил Авдеевич Белозёров родился 16 ноября 1935 года в деревне Скатово Орловского сельсовета Тарского района в большой крестьянской семье. В силу житейских обстоятельств грудным был оставлен на воспитание в семье родителей отца, где росли ещё два младших брата и две сестры отца. Внук и племянник семьи скоро стал главной заботой, забавой и всеобщей любовью.
В 1942 году отец Авдей Павлович, работавший председателем Кольтюгинского сельсовета, ушёл на фронт и в этом же году погиб под Старой Руссой. На руках у матери остались ещё два младших брата, и временное нахождение Михаила в семье деда с бабушкой продолжалось до женитьба. С 1949 г жил в с. Васисс, в 1952 г. переехали в с. Колосовку. Отсюда после окончания средней школы в 1955 г. был призван с ряды Советской Армии, сюда же и вернулся после окончания службы в 1958 г. В феврале 1959 г. был принят корректором районной газеты о «Заветы Ильича», где работал в разных должностях до закрытия в 1962 г. Был направлен ответ секретарём Тевризской межрайонной газеты «Правда Севера», а оттуда в I964 г. был взят собственным корреспондентом областной газеты «Омская правда».
С 1967 г. работал преподавателем Тарского СПТУ-25, директором кинотеатра «Родина», корреспондентом и диктором районного радиовещания, ответсекретарем районной газеты «Ленинский путь», с 1979 г. - директор учебного пункта «Омскавтодора». С открытием в январе 1991 г. областной газеты «Омский вестник» стал её собкором до 1994 г. Писал в разных жанрах, а стихи были редакционным заданием к знаменательным датам. Чаще стал писать стихи, находясь на пенсии. Заочно окончил газетное отделение Высшей партийной школы при ЦК КПСС и юридический факультет Омского университета, однако по специальности юриста не работал.

Поэтические произведения публиковались в районных газетах Тары, Павлоградки, омских областных газетах, коллективном сборнике «Расскажу о городке у Иртыша» (Тара), в антологии стихотворений омских журналистов 1950-е – XXI век «Заря не зря, и я не зря!..», изданной в Омске 2010 году. Автор сборников «Я не плачу! Я – люблю!», «Не улетайте рано, журавли…». Два сына работают юристами в Таре. Скончался в 2006 году.


-------

ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО МИХАИЛА БЕЛОЗЁРОВА

Короткие биографические справки поэтических антологий способны лишь в общих чертах поведать о творческом человеке. Чтобы понять, как проходил процесс становления поэта, нужно заглянуть в архивы, в том числе семейные, сопоставить вехи жизненного и творческого пути. Эти материалы, собранные воедино, дают нам возможность добавить новые штрихи к портрету яркого журналиста, поэта.

Михаил Белозёров родился 16 ноября 1935 г. в деревне Скатово Орловского сельсовета Тарского района в большой крестьянской семье и в силу житейских обстоятельств был оставлен на воспитание в семье родителей отца, где росли ещё два младших брата и две сестры отца. «Мама, - вспоминал Белозёров, - жила невдалеке и лаской, нежностью и материнской любовью ни грамма не обделила в сравнении с двумя младшими братьями, которые были с ней всегда рядом» [2, с.5].

В 1942 году отец Авдей Павлович, работавший председателем Кольтюгинского сельсовета, ушёл на фронт и в этом же году погиб под Старой Руссой. Главной реликвией для семьи Белозёровых стали письма с фронта, написанные Авдеем Павловичем и его родным братом Павлом Павловичем. Это о них пишет поэт: «<…> / В них - вой пурги и плач седых берез,/ И свист свинца, что метит в сердце прямо... / И буквы расплылись от горьких слез,/ Что не смогла унять когда-то мама. / Увязанными в небольшой пакет,/ Рукой потрогав, прежде, чем молиться,/ Их бабушка Авдотья сорок лет/ В святом хранила месте - на божнице. <…>»[2, с.97]

Михаилу с малых лет пришлось изведать тяготы жизни в тылу, из которого все жизненные соки выпивала война. На женских и детских плечах, словно на плечах атлантов, держался тыл. «Мама из тех женщин, - писал Белозёров, - которых судьба так придавила работой, бедами и заботами с детства и чуть ли ни до сей поры, будто на них испытывался предел физических и духовных сил. Может, потому и сегодня она находит силы сказать мне: «Не суетись! Не спеши подпевать тем, кто кричит громче!..» ...жизнь ее прожита в святой вере в высшую справедливость, добро и милосердие. Этим она и сама полна». [2, с.12] Обострённое чувство справедливости – то, что перенял от матери юный Миша Белозёров. Это гудит в каждой его строке.

После гибели отца семейства, на руках у матери остались ещё два младших брата, и временное нахождение Михаила в семье деда с бабушкой продолжалось до женитьбы.

Детство прошло в селе на берегу реки Оши. Первозданная сибирская природа всецело способствовала взращиванию в юноше поэтического дара. Многим позже, вспоминая таёжное детство, онписал: «Речка Оша - это наше детство, второй дом всех ребятишек нашей деревеньки. Да в нашем краю деревень без Оши почти и не было. В теплое время ловили рыбу… <…> Летом - купались «до посинения». Осенью - катание на самодельных коньках, зимой - на лыжах с крутояра почти в центре деревни» [2, с.4].

Трудности и радости так сильно переплелисьв детстве Михаила Белозёрова, что ещё ярче высвечивала память поэта значительные события, изменившие его судьбу:

«Из праздников детства запомнились два. Первый, когда учительница Нина Ивановна Зубова дала мне почитать большущий том Пушкина, выпущенный к 100-летию со дня смерти поэта. Книга была такая, что в обхват я еле донес ее от квартиры учительницы до дома через огороды, тальники и Ошу. Помню, лежала книга на столе, а я любовался ею у горячей железной печки. Коленкоровый переплет в тепле слегка отпотевал, и я старательно протирал его не то полотенцем, не то салфетками с божницы. Большего чувства личного богатства (духовного или материального - я в этом тогда не кумекал) я в жизни не испытывал. Второй праздник, когда учительница литературы Мария Васильевна Чемова в 5 классе читала при всех мои стихи о чем-то. (До чего ж самолюбив человек-то, а?) [2, с.5]».

С 1949 года Михаил Авдеевич жил в с. Васисс, где познакомился свыпускником тарской культпросветшколы Лешей Чашечниковым, направленным в районный Дом культуры художественным руководителем.

«Леша квартировал у какой-то старушки, а когда установилась твердая майская теплынь, мы перетащили свои матрацы на чердак дома, в котором я жил. <…> Мой новый друг больше говорил, потому что он больше и знал. От него я услышал впервые про Есенина, которого в те поры не только не печатали, но даже не упоминали его имени в школьных учебниках. Он по натуре был влюбчив. Влюблялся быстро и сразу, как говорят, «на всю катушку». Дней через несколько на чердаке он серьезно попросил меня послушать и сказать свое мнение. Тут же заиграл баян, и запел Лёша, пытаясь делать это весело, но получалось печально: «Ну не хмурь же ты брови свои, нам с тобою поют соловьи...». «Это - не Есенин, - сказал Леша, допев до конца. - Это - Леонид Чашечников. Причем, с собственными словами и музыкой. — Я потом, усмехнувшись, добавил: - Между прочим, и собственным исполнением…» [2, с.42].

Не удивительно, что именно Михаил Белозёров написал о большом поэте и друге пронзительные и смелые строки. Это случилось когда один из ярчайших поэтов эпохи ушел и уже не мог ответить злопыхателям. За него ответил Михаил Белозёров: «Поэта нет. Но пересуды / Бьют по лицу, как в поле град: / И пил вино, и бил посуду, / И был по женской части слаб... <…> / Был безалаберным, но честным! / И не готовился к тому, / Какое средь поэтов место / Дадут на родине ему. <…> / И я уверен: не для вида, / Средь множества других имен, / По совести - не по обиде/ Достойно будет назван он!».

Вскоре, живя в Колосовке, и сам Михаилначал писать робкие строки о любви, адресованные девочке Римме Орёл. Его тетрадь стихов 1952-54 годов, многим позже озаглавленная «Роман в стихах» - признание в любви той, кто станет супругой и верным другом на долгие годы. В 1954 году Михаил Белозеров подарил тетрадь возлюбленной на день рождения: «<…> А потом начались поздравления, / кто помаду дарил, кто духи, / Кто поэтов больших сочинения... / Я же - собственные стихи./ На листочке и без заглавия,/ перечёркнуты множество раз. / Но «спасибо!» большое самое / я прочёл в теплоте твоих глаз».В 1955 г из Колосовки окончивший среднюю школу, был призван в ряды Советской Армии, сюда же вернулся после окончания службы в 1958 г.В феврале 59-го был принят на работу в районную газету «Заветы Ильича». В 62-ом направлен ответсекретарём Тевризской межрайонной газеты «Правда Севера», а оттуда в 64-ом взят собственным корреспондентом областной газеты «Омская правда». С 1967 г. работал преподавателем Тарского СПТУ-25, директором кинотеатра «Родина», корреспондентом и диктором районного радиовещания, ответсекретарем районной газеты «Ленинский путь».

Менее чем за десять лет судьба даёт Белозёрову главное, без чего поэт состояться не может – жизненный опыт. Работая в редакциях газет, он чувствовал «пульс эпохи», отчётливее многих видел проблемы и чаяния людей: «Газетные строки, газетные строки - / История прожитой Нами эпохи! / Эпохи счастливой, и сложной, и страшной, / Но все же эпохи -не чьей-то, а нашей!».

Не потеряться в жизненной круговерти поэту помогала его семья – супруга Римма и сыновья Вадим и Игорь.

«Жизнь творчески одаренных людей, – вспоминает супруга поэта Римма Владимировна, – очень трудна. Бытовыекаждодневные заботы им чужды. Острые ощущения, эмоции, вдохновение у них вызывают природа, дети, верные друзья, приятные воспоминания, красивые женщины…Желание и талант творить во многом осложняют жизнь близких, но еще больше их собственную жизнь. Поэтому были в жизни и ссоры, и непонимание, и упреки, которые нашли отражениеи в стихах…» [3].

«<…>Послессор ты была любимей, да и я был сильней любим. /Надувала ты губы строго, / щеки вымазав краской с глаз, / Но мирились мы, и в итоге / это все веселило нас…».

«Сегодня, - пишет супруга поэта, - перечитывая альбом со стихами, вспоминая все пережитое, могу сказать,что не может быть никакой обиды за прожитые годы.А естьблагодарностьза детей, за внуков иза любовь, пронесенную через всю жизнь» [3]..

Своего первого авторского сборника ждать пришлось долго. Лишь в 2001 году из печати вышла книга «Я - не плачу! Я – люблю!». Наверное, именно благодаря долгой выдержке она оказалась зрелой и разноплановой.

Поэт с тревогой ожидал читательской реакции на книгу, сомневался, примут ли её. «Понимаю, - писал он в предисловии, - что с ее тематикой не так просто добраться до тебя, Читатель, в пору, когда на телеэкранах и страницах множества книг ненависть и жестокость, ножи и пистолеты, убийства и кровь, жадность и лицемерие, когда святейшее из святых чувство Любви превращено в способ наживы и низведено до самой оскорбительной низости». На страницах книги Белозёрова во главу угла поставлена Любовь, словно в противовес циничности мира. Здесь вспоминания о детстве и маме, о друге Леониде Чашечникове и наставнике Якове Горчакове. И конечно стихи о Таре – городе, который он полюбил всей душой. Свой телефонный номер и адрес на страницах книги поэт указал не случайно. Он ждал откликов.

В предисловии ко второй книге «Не улетайте рано, журавли», вышедшей за год до смерти поэта в 2006 году, Белозёров анализирует читательскую реакцию на первую. Она, пишет автор «...не ожидала такого радушного приема, такого доброго и теплого читательского отзыва, потому и вошла в жизнь такой радостью, не поделиться которой с добрыми людьми просто невозможно».

Там же, в предисловии книги «Не улетайте рано, журавли» авторпризнался, скольких душевных и физических сил требует издание книги. Быть может, многим он открыл глаза на творчество как самосожжение поэта: «...спешка, в которой делалась книга, потребовала немало лишних сил, а это обострило хронический бронхит, потому на сочинительстве постепенно планировалось поставить точку. Путешествие по больничным палатам удовольствия не приносит, но рождению стихов способствует. Правда, оптимизма в тех стихах немного. Да и жизнь приносила события все чаще печальные, но так касающиеся души, что оставить их без стихотворного отклика было невозможно».

Строка, давшая книге название книге одновременно с тем – обращение в вечность и взгляд в прошлое, в долгое, не всегда простое, но счастливое лето жизни перед лицом грядущей зимы:«Не улетайте рано, журавли, / В заморский край от отчего порога./ Еще погрейтесь от родной земли/ Перед нелегкой и большой дорогой! <…> / ...Не торопитесь, стаи журавлей,/ Надолго с отчим домом расставаться!../ Так не хочу, что на земле своей / Ждать буду вас, да не смогу дождаться!».Поэт - это не занятие, а призвание, образ мышления, когда жизнь и творчество нераздельны, превращаясь в единый монолит - жизнетворчество. Когда характер как кремень, и им высекаются слова, правдивые, веские. В наши дни, когда творчество зачастую призвано потешить самолюбие автора, и каждый рвётся прогреметь на всю страну, стихи Белозёрова видятся мудрым советом поэтам сегодняшней эпохи и эпохи грядущей: «Я опять о своей малой родине: / Про деревню да крик журавлей, / Про дороги, что мной были пройдены / По моей материнской земле.<…> / Про нелегкое детство холщовое, / Про отца, что убит на войне. / Знаю: мало поведаю нового, / И немного дано его мне. / Но не всем быть большими поэтами,/ И не всем над Россией звучать! / Рад, что скромными строчками этими/ Пел, как мог, я про Родину-Мать». Михаила Белозёрова не стало в 2006 году, но его стихи до сей поры звучат на мероприятиях, музыкальные коллективы поют песни на городских и районных праздниках. Белозёров не прозвучал над Россией, как Пушкин, книгу которого он так бережно листал в детстве, не продирался он через мучительные тернии к вершинам творчества как друг детства Леонид Чашечников. Испробовав на своём веку «и соль земли, и сладкий сок берез!..», он написал ясно и чутко о родной земле и живущих на ней людях, о детстве и юности, вписав в свои стихотворения не только лишь собственную судьбу, но судьбу нескольких поколений земляков.

  • Источники:
  • 1.Белозёров, М.А. Не улетайте рано, журавли...: стихи / Михаил Белозеров; [ред. Н.И. Краснов; фото С.В. Мальгавко, Ю.В. Сергиевич]. – Омск, 2005. – 226 с.: ил.
  • 2.Белозёров, М.А. «Я – не плачу! Я – люблю!»: (публицистика, воспоминания, поэзия, песни, сатира и юмор) / Михаил Белозеров; рис. В.И. Пузанова. – Омск: Книжное изд-во, [2001]. – 193 с.: ил., фотоил.
  • 3.Материалы из личного архива семьи Белозёровых.

Статья Александра Тихонова